Вопреки закону суд разрешил продажу единственного жилья при банкротстве

06.08.2021 23 просмотра Поделиться
Вопреки закону суд разрешил продажу единственного жилья при банкротстве

«Правоприменительная практика шагает впереди закона. Так быть не должно».

Юрист Метод Юлия Петрова прокомментировала резонансную историю о том, как суд разрешил продажу единственного жилья в деле о банкротстве предпринимателя Владимира Балыкова.

В чем суть дела? Верховный суд подтвердил возможность продажи единственного жилья банкрота. Решение в пользу кредитора вынесла коллегия по экономическим спорам в разбирательстве бизнесмена из Хабаровска Владимира Балыкова и Россельхозбанка.

Предпринимателя признали несостоятельным в январе 2020 года по инициативе Россельхозбанка, которому гражданин задолжал 34,7 млн руб. Должник просил суд исключить из конкурсной массы дом с земельным участком под ним в Хабаровском крае как единственное пригодное для проживания жилье.

В первой и апелляционной инстанциях ходатайство было отклонено. Дело в том, что с апреля 2004 года по май 2020-го господин Балыков был прописан в хабаровской квартире матери, а уже после признания его банкротом зарегистрировал право собственности на дом и прописался там. Суды сочли эти действия недобросовестными, направленными на «искусственное получение исполнительского иммунитета» на спорный дом. Кассация в январе 2021-го, напротив, дала имуществу иммунитет, посчитав, что смена прописки еще «не свидетельствует о злоупотреблении правом», а у должника нет другого жилья. Россельхозбанк обжаловал это в ВС, и дело было передано в экономколлегию (КЭС), которая не согласилась ни с одним из этих решений.

Экономический смысл.

Первая и апелляционная инстанции, указал ВС, не учли доводы должника о том, что, несмотря на прописку по адресу матери, он фактически жил в доме задолго до возбуждения банкротного дела и достраивал его. Задержку же с оформлением дома в собственность тот объяснял судебной тяжбой с соседями из-за границ участка и нехваткой документов для регистрации. Кроме того, ВС отметил, что презумпция проживания гражданина по месту регистрации «является опровержимой» и тот вправе подтвердить фактический адрес иными доказательствами, а суды должны выяснить объективные причины смены должником места жительства и наличие намерений причинить вред кредиторам.

Окружная кассация же, по мнению ВС, ошиблась в том, что гражданин не имел никаких прав в отношении квартиры матери, а ссылка на актуальную тогда позицию КС, исключающую возможность замещения единственного жилья должника, уже устарела. В апреле 2021 года, уже после решения кассации, КС допустил возможность ограничения исполнительского иммунитета и продажи жилья должника при определенных условиях. ВС подчеркнул, что суды обязаны учитывать новую позицию КС и жилищные условия должника могут быть ухудшены, но замещающее жилье должно быть площадью не меньше соцнормы, желательно в том же населенном пункте, а реализация старого жилья должна иметь «реальный экономический смысл как способ удовлетворения требования кредиторов, а не быть карательной санкцией за неисполненные долги или средством устрашения должника».
ВС также разъяснил, что замещающее жилье может быть заранее куплено кредиторами за свой счет (с последующей компенсацией) либо финансовым управляющим (ФинУ) за счет выручки от продажи старого жилья должника, но в договорах должно быть прописано, что сначала должник получает в собственность новое жилище и уже потом лишается прав на старое.

Замещение жилья должника и порядок его продажи должно одобрить собрание кредиторов, а затем суд. Этот судебный акт можно обжаловать.

В деле Владимира Балыкова, указал ВС, если должник не злоупотреблял правом, судам следовало обязать ФинУ провести собрание кредиторов по вопросу замещения, установить рыночную стоимость дома с землей, издержки по его продаже и покупке нового жилья и исчислить сальдо (сумму, на которую пополнится конкурсная масса), проверив его на «малозначительность», чтобы продажа не стала просто наказанием должника вместо эффективного погашения долгов. (Источник: «Коммерсантъ»).

В апреле Конституционный суд пояснил, когда стоит сохранять за должником единственный объект недвижимости, а когда нет. В июне в России впервые изъяли и продали на торгах единственное жилье банкрота из Екатеринбурга Аркадия Поторочина. Мужчина задолжал 21,4 миллиона рублей и остался без пятикомнатной квартиры, замещающее жилье екатеринбуржцу не предоставили. (Источник: Lenta.ru).

Юрист Метод Юлия Петрова прокомментировала казус в определениях Конституционного суда:

«Законом об исполнительном производстве установлен иммунитет на единственное жилье. Если у тебя есть жилье, и оно единственное, ты в нем зарегистрирован и проживаешь, на него не может быть наложено взыскание. Что сделал Конституционный суд в деле о банкротстве? Выдвинул вперед закона правоприменительную практику, сделав возможным взыскание единственного жилья. Это незаконно, потому что есть конкретный список имущества, на которое не может быть взыскания.

Что указывает суд?

Чтобы снять статус иммунитета с единственного жилья, надо исследовать вопрос экономической целесообразности: где человек проживал, реально ли проживал, есть ли у него еще возможность где-то проживать, а главное, относится ли жилье к роскоши. Напомню, что на данный момент законодательно не установлено понятие роскоши, утвержденное в конкретных цифрах, например, квадратных метров. 100 квадратных метров – это роскошь или нет? Есть определенные жилые нормы при выдаче жилья. Законодательно не установлено, с какого метража начинается роскошь.

Далее. Человек был зарегистрирован у матери, но давайте вспомним, что у нас многие зарегистрированы где-то. Это дает большие преимущества, например, проще записаться в детский сад, отдать ребенка в школу. Как минимум, без прописки тяжелее получить различные услуги, а тем более соцвыплаты. Банально, их не могут получить не зарегистрированные лица.

Суд, по сути указал, если ты где-то зарегистрирован всю жизнь, неважно, где, ты чуть ли не должен там проживать. А другое жилье, в которое ты вкладывал деньги, силы, строил всю жизнь, неважно, тебя могут с легкой руки этого лишить. В конце концов, не должен же был этот человек проживать всю жизнь с мамой.

На мой взгляд, Конституционный суд вынес очень спорное определение, которое противоречит закону. Определения судов не являются законодательным актом, это правоприменительная практика. После такого определения должно следовать изменение закона по единственному жилью, должны быть установлены нормы роскоши. На мой взгляд, это коллизия в праве, как она будет решаться в дальнейшем?
Изданием поправок в закон по исполнительному производству, либо изданием нового закона или какого-то нового акта. Или акта в налоговом кодексе, если есть разговоры о том, чтобы с роскоши платился налог. В таком случае надо устанавливать, с каких квадратных метров начинается роскошная жизнь?

Но пока этого нет. К сожалению, вперед идет правоприменительная практика, а уже потом пишутся законы. Так быть не должно.

Внимательно относитесь к осуществляемым в предбанкротный период действиям и анализируйте возможные последствия их совершения. Чтобы избежать таких ситуаций, проводите предбанкротный анализ.

Рекомендуем оценить уже сейчас, имеются ли у вас или у вашей компании риски:

- вероятности наступлении банкротства или финансовой несостоятельности
-привлечения к субсидиарной ответственности

А также рекомендуем проверить, насколько хорошо защищено ваше имущество от обращения взыскания на него.

Возврат к списку