Интервью с коммерческим директором компании «ВИОЛЕТ» Валентиной Шустовой

 Интервью с коммерческим директором компании «ВИОЛЕТ» Валентиной Шустовой

В нынешних реалиях сложно представить компанию, которая отдаёт предпочтение ручному труду вместо автоматизированного. Но, как мы выяснили, такие компании есть, и их позиция абсолютно четко обусловлена социальной миссией бизнеса.

Один из клиентов Метод — семейная компания «Виолет», производитель и поставщик изделий для дома из пластика и металла: начиная от мебели и заканчивая предметами хранения и декора.

В интервью с коммерческим директором компании Валентиной Шустовой мы затронули несколько важных тем, которые могут перевернуть ваш взгляд на привычные вещи. Например, почему компания отдаёт предпочтение ручному труду вместо автоматизированного, а в производстве «Виолетпласт» используется исключительно первичное сырье?

Спойлер: некоторые вещи стали для нас неожиданным открытием!

10 лет успешной работы за плечами, сотрудничество с крупными федеральными и локальными торговыми сетями, в числе которых Пятёрочка, Fix Price, оптовыми компаниями и дистрибьюторами.
С чего начиналась история вашей компании? Почему выбрали именно эту отрасль и производство?


Изначально, с 2003 года у нас была мелкооптовая компания «Коресс-плюс». Мы покупали напрямую у производителей пластик и кухонную утварь. В этой компании работала вся моя семья. Набирали заказы, закупали товар и развозили его по торговым точкам. Надо было наработать клиентов и канал сбыта, поэтому мы ездили по магазинам с прайсами, предлагали наш ассортимент. Примерно в 2008-2009 мы открыли компанию «Виолет», которая занималась дистрибуцией турецкого пластика. Виолет — турецкий производитель, который создавал пластик с декором из вторички. Когда мы участвовали на выставке, этот пластик вызвал взрыв интереса. Тогда мы подумали: а что нам мешает открыть свое производство изделий, сделать бренд «Виолет» в России, но производить более качественный товар? Мы запустили первое производство, завезли один станок и 7 пресс-форм одного изделия. Это был комод, который состоял из 7 запчастей. Параллельно мы были дистрибьюторами 3-4 фабрик в Турции, поставляли турецкий пластик по магазинам, крупному и мелкому опту, но тогда мы ещё не присутствовали в сетях. Потом вырос доллар, и мы отказались от турецкого пластика. Компанию «Виолет» в России мы открыли 15 февраля 2011 года, нам 11 лет.

Ни для кого не секрет, что сейчас важна экологичность и качество сырья. Какое сырье вы используете непосредственно в производстве? Стараетесь ли вы уменьшить негативное воздействие вашей продукции на окружающую среду?

Мы работаем с самым крупным поставщиком — «Сибур». Все изделия отливаем исключительно из первичного пластика, пищевого пластика. Изделия можно использовать для товаров, предназначенных для использования продуктов питания, воды, молока и т.д..

: Почему Вы используете первичку, а не вторичное сырье? Ведь это дешевле в разы.

Мы заботимся о наших конечных покупателях, сотрудниках, поэтому вторичку категорически не используем. Хотя у нас было довольно много заказов с просьбой отливать изделия из вторичного сырья, чтобы снизить стоимость.

Вы сотрудничаете с крупными федеральными торговыми сетями, ведущими дистрибьюторами, оптовыми компаниями страны. Какие плюсы и минусы при работе с такими партнёрами? С кем вам комфортнее работать?

У нас есть оптовый отдел, я им руковожу. Мы работаем по всей России с крупными и мелкими компаниями.
У нас есть клиенты как от 100 000 рублей, так и от 1 миллиона.
Вторая форма работы — дистрибьюторы , которые представляют нас в сетях.
И третья форма — крупные федеральные сети, с кем мы работаем напрямую через контракт. Например, на подписание контракта с Леруа Мерлен ушло приблизительно 1,5 года.
В работе напрямую с сетями есть определённые риск. Опт — это самый, на мой взгляд, выгодный вариант. Потому что мы отгружаем товар согласно нашей системе скидок. Опт — самое прибыльное направление.

С дистрибьюторами мы работаем по предоплате, даём им довольно низкую цену, потому что им тоже нужно зарабатывать. Это прослойка между производителем и федеральными сетями. Риски работы напрямую с федеральными сетями заключаются в том, что мы даём отсрочку платежа от 3 до 5 месяцев на одну отгрузку.

Наша компания активно развивается, нам необходимо постоянно нарабатывать новые изделия, чтобы быть на плаву. Мы прекрасно понимаем, что у нас есть серьезные «друзья-конкуренты», как я их называю.

Например, «Полимербыт»(компании более 100 лет), «Альтернатива»(существуют около 40 лет), «М - пластика» (на рынке 15 лет). Нам надо быть конкурентоспособными, поэтому у нас свой подход к выбору изделий. Мы стараемся производить то, чего нет ни у кого на российском рынке. И стараемся делать это сериями. Например, у нас есть лидер продаж — серия «Лофт», в которой около 15 изделий. Наборы можно комбинировать между собой, организуя единую систему хранения. У нас работают маркетологи, мы лично утверждаем каждое изделие, дорабатываем его и продумываем.

Интересная фишка — создавать товары, которые можно комбинировать. За счёт этого вы, в хорошем смысле, привязываете к себе покупателя.

Да, у нас есть еще ряд изделий: Береста, Ромашка, Вязь. Это корзинки трёх литражей: 3/ 7,5/ 14. Мы сделали корзинки таким образом, чтобы их можно было объединить в единую систему хранения. Маркетологи работают в выборе цвета, это крайне важно. У нас есть пример с серией «Ромашка», которая продавалась очень плохо. Мы поработали с маркетологами и выбрали новые цвета. Эта серия стала лидером продаж и попала в крупную сеть FixPrice. Ротация цвета делает чудеса.

Расскажите, какие способы снижения затрат используются в вашей компании?

Например, у нас есть дробилка для бракованных изделий. Дробим изделия и продаем уже вторичное сырье компаниям, которые отливают изделия из вторички, например, строительное ведро.

Но это минимальные затраты. Какая экономия есть у вас?

Стараемся заказывать ряд этикеток и красителей не в Турции, а у российских производителей. Большая разница — делать заказы в долларах или в рублях. Особенно сейчас.
Про внутреннюю экономию наших средств: мы организовали свой цех по ремонту пресс-форм. Если раньше ломалась пресс-форма, нам надо было везти ее в ближайший город, где занимаются ремонтом пресс-форм и ждать не меньше недели. Сейчас ремонт происходит прямо на производстве за считанные часы.

Вернёмся в то время, когда началась пандемия. Товары для дома стали одними из лидеров продаж. Вы ощутили этот подъем? Какие для вас были плюсы и минусы с точки зрения продаж?

Когда началась пандемия, у нас был спад. Думали,что придётся закрываться, но мы не уволили ни одного человека, держались до последнего. После пандемии, когда ситуация стала более менее стабилизироваться, в июле 2020-ого, был всплеск оптовых продаж. На тот момент мы запустили проект и поставляли нашу продукцию напрямую на Wildberries и Ozon. Есть ряд клиентов, которые представляют нас на этих площадках. Мы наблюдали значительный рост за 2020-2021 годы. В этот же период цены на наши изделия выросли на 35% из-за значительного роста сырья, гофры, логистики. Это было ещё одно испытание: как отреагирует наш покупатель? С федеральными сетями были подписаны договоры, 6 месяцев мы не имели права поднимать цену. Все обязательства с федеральными сетями мы выполнили. Ростом доходов с оптовых продаж мы компенсировали убытки работы с сетями.

Вы используете кредитование, факторинг, банковские гарантии при работе с федеральными сетями?

Мы используем факторинг, но не все федеральные сети хотят работать на таких условиях. Например, с FixPrice мы работаем с отсрочкой 45-60 дней. Компания своевременно платит, могу их выделить.

Поддерживает ли вас как-то государство? Используете ли вы какие-то субсидии или льготные кредиты?

Мы кредитуемся, потому что с таким активным развитием без кредитования просто нереально. Оборудование дорогое. Чтобы произвести одно изделие нужно купить сырье и краситель, оплатить работу. Мы активно следим за качеством, у нас есть должность «серединщик». Это человек, который во время производства оценивает качество товара. Всё маркируется и проверяется. На каждом изделии указана смена, дата и т.д..

Вопрос: Вы получили господдержку в период пандемии ?

Ответ: Да, решение было за банками. На тот момент мы обслуживались в ВТБ. По программе господдержки мы получили 8 миллионов. По договору мы не должны были увольнять никого из сотрудников в течение года. Мы свои обязательства выполнили.

Расскажите, сколько на текущий момент у вас работает сотрудников? Как вы их мотивируете, объединяете? Есть ли программы поддержки внутри предприятия?

На данный момент у нас работает 117 человек. Все мы работаем ради денег, давайте будем честны. Серпухов — это город, где максимальная зарплата в среднем 35 тысяч рублей. Мы увеличиваем зарплаты и регулярно проводим индексацию. Каждый месяц мы проводим обязательное премирование сотрудников.

Многие производства автоматизируются, чтобы ускорить процесс. Для Серпухова вы предлагаете большое количество рабочих мест. У вас преобладает ручной труд или автоматизация?

Ручной труд, потому что если бы у нас была автоматизация, было бы в 10 раз меньше людей. Мы не так давно купили землю в черте города, в дальнейшем планируем строить свой завод, потому что сейчас мы арендуем помещения. Конечно, у нас есть автоматизированные технологии. Например, недавно поступило оборудование, для автоматического нанесения наклейки на мерный стаканчик.

: На ближайшие 2-3 года, с точки зрения развития, стоит постройка завода и его автоматизация?

Не думаю, что мы будем переходить на автоматизацию. Во-первых, это дорого, а технологические оборудования тоже ломаются. Это выгодно, но требует огромных инвестиций. Сейчас у нас люди стоят у станка и принимают изделия. Оборудование не считывает и не оценивает качество изделия. Во-вторых, если мы проведём автоматизацию, у нас останется всего 20-30 человек на производстве.

Мы частично затронули вопрос о планах компании на ближайшие годы. Постройка завода, продолжение развития. Может, вы планируете участвовать в гостендерах или есть какие-то планы, которые уже определены на будущее?

Этот бизнес сложный и требует постоянных больших вложений, чтобы оставаться конкурентоспособными. В этом году мы производим примерно 15 изделий. Одна пресс-форма стоит в среднем от 30 до 150 тысяч долларов. В ближайшие годы мы хотим построить своё предприятие и по возможности запустить производство пресс-форм и этикеток, чтобы не заказывать их из Турции и не зависеть от курса доллара. Мы планируем развиваться, расширяться, предлагать покупателю новые изделия и достойно представлять свою нишу на российском рынке.
25.03.2022 145 просмотров Поделиться

Возврат к списку